Госпожа Грей
Когда людям раздавали таланты я смотрела сериал.
Религиозный фанатизм пугает и очаровывает, как любая другая форма помешательства. Удивительно, как Кэрри с такой жизнью не сорвалась раньше. Должно быть, героиня обладала почти бесконечным запасом христианского смирения, но даже ему, после бездумной выходки одноклассников, пришел конец.

За что я люблю Кинга, так это за леденящие кровь описания обычных житейских ситуаций. Когда описание перспективы стать таким как все, прожив никчемную, ничем не примечательную жизнь, превышает по силе эмоциональной реакции различные описания жестоких убийств и жутких паранормальных явлений.

Их почти наверняка выберут королем и королевой выпускного бала, а старший класс уже назначил их лучшей парой для школьного ежегодника. Они стали чем-то вроде неизменно светящейся звезды на изменчивом небосклоне школьных взаимоотношений, общепризнанными Ромео и Джульеттой. И почему-то ей вдруг подумалось в порыве горечи и презрения, что в каждой средней школе каждого провинциального городка белой Америки есть точно такая же пара, как они.

Заполучив то, о чем она всегда мечтала, — ощущение принадлежности, уверенности, статуса — Сью обнаружила, что вместе с ним, словно противная, пугающая родственница приходит тревога. Она совсем не так все это себе представляла. Оказывается, за их теплым, уютным кругом света топчутся какие — то темные тени.

Сью была уверена
(или только надеялась?)
Что у нее хватит сил не поддаться безвольно благодушным ожиданиям родителей, друзей и даже своим собственным. Но вот случилась сегодня эта чертовщина в душевой, и она участвовала наравне со всеми и вместе со всеми кричала — визгливо, жестоко, радостно. Фраза, которой она старательно избегала, — Быть Как Все, в инфинитиве — рождала в воображении множество жалких картин: волосы в бигуди, или долгие часы за гладильной доской перед бестолково мелькающей в телевизоре рекламой, пока муженек надрывается в каком-то безликом офисе; вступление в Ассоциацию родителей и преподавателей, а затем, когда доход вырастет до солидной пятизначной суммы, в загородный клуб; бесконечные пилюли в желтых круглых оболочках, чтобы как можно дольше сохранить прежние девичьи размеры и как можно дольше уберечься от вторжения маленьких противных чужаков, которые гадят в ползунки и истошно зовут на помощь в два часа ночи; отчаянная борьба за Чистый Город без ниггеров, плечом к плечу с Терри Смит (Мисс-Картофельный-Цвет-75) и Викки Джонс (Вице — президент Женской лиги) с плакатами, петициями и слегка усталыми улыбками…


В момент этого озарения Сью кажется непередаваемо живой.
Кинг обнажает перед читателем ее душу, открывая тот страх, который она испытала, поддавшись стадному инстинкту в душевой. Как и другие девочки, она смеялась вместе со всеми и дразнила Кэрри, швыряя в затравленную девочку гигиенические пакеты. Осознание собственного поступка приходит потом, но эта постыдная сцена в душе все время всплывает в ее памяти. Она не столько испытывает чувство вины перед Кэрри, сколько стыдится саму себя, за то что поддалась подростковому безумию, принявшись травить Кэррри вместе с остальными.



После трагического инцидента газеты выставляют Кэрри бездушным свихнувшимся монстром, уничтожившим половину города. Только повзрослевшая Сью помнит, что та была в первую очередь человеком, не имевшим ни малейшей поддержки со стороны окружающих. Загнанным в угол ребенком, страдающим от тирании своей сумасшедшей матери и травли со стороны сверстников.

Когда я была маленькой, то постоянно пыталась убить взглядом одноклассников :-D
Сколько бы подростков не воспользовались телекинезом, получи они такую силу? Кэрри превратили в бездушный феномен, навеки похоронив в истории образ маленькой, до смерти напуганной девчонки, впавшей в ярость после того как у нее украли момент, который мог бы стать самым прекрасным в ее жизни.


Оказывается, в октябре этого года на большие экраны выйдет фильм "Телекинез", по мотивам книги. Интересно посмотреть, хотя наверняка фильм меня разочарует (я из тех, кто всегда вопит "КНИГА ЛУЧШЕ!!111")


@темы: Книги